Сигил Ордена

Символ Ордена, разработанный Д. Керриком, представляет собой крюковой крест (свастику) внутри пентаграммы. Пентаграмма и свастика символы полюса, Арктики. Герман Вирт дал блестящее толкование символа пентаграммы. Он обратил своё внимание на то, что в народном немецком языке пентаграмма называется «Ведьминой лапой» или «Drudenfuss». Вирт утверждает, что «Drude» или «ведьма» — это искажённое слово «Thrud» эпохи скальдов, а точнее имя матери бога Тора. Об этой богине почти ничего не известно. Но тем не менее, Вирт полагает, что её смысл практически исчерпывается пентаграммой как сакральным календарным символом, обозначающим зимнее солнцестояние, Новый Год, Юл. Исходя из теории полярного происхождения человечества, которую он развивал в своих трудах, Вирт выдвигает гипотезу, что эта пентаграмма, пятиконечная звезда или её символический эквивалент – ладонь или ступня – обозначала иероглиф года (шестиконечную руну Хагель) без нижней черты, указывающей на юг, где солнце находится в середине зимы в полярную ночь. Отсутствие этой черты указывает на то, что солнце зимой там вообще не встаёт. А раз так, то географически это становится синонимом Арктики, полярной прародины, древнего города «Вара», о котором говорит Зенд-Авеста, и который лежал на крайнем Севере.    Мигель Серрано указывает: «При этом надо отметить, что не ЧЕТВЁРКА есть полярное число Гипербореи. Им является ПЯТЬ. Туле находится в центре, на полярной горе. Гипербореи есть пятая каста или единая каста, которою иногда называют Hamsa. Они были «внекастовыми», будучи выше их, они были «ати — варной», не имели цвета, выходя за приделы любого цвета. В кельтских представлениях «ПЯТЬ» соответствовала друидам, подобно центру четырёхлепесткового цветка клевера. В свастике пятым является её середина, из которой исходят четыре руки, означающие четыре небесных направления. Эти «руки» вращаются, центр же недвижим, подобно полярной оси или направляющей или ведущей силы земного движения или нетронутой девственной изначальной «самости». Число ПЯТЬ символизирует таким образом внутреннего, духовного ЧЕЛОВЕКА, или же божественного цельного и совершенного ЧЕЛОВЕКА. В друидическом социальном делении, помимо сказанного ПЯТЬ символизировало ещё и Священный Город, отражение полярного Туле на Крайнем Севере.»         Свастика… Предоставим слово Ю. Эволе. «…Свастика является символом не просто движения, как необоснованно утверждают некоторые, а, как показал еще Генон, символом кругового Движения, совершаемого вокруг некой неизменной середины или оси; эта неподвижная точка является основным элементом, к которому относится рассматриваемый символ. И даже если свастика выступает как солнечный символ (колесо солнечного Вишну), то он все же имеет отношение к этой идее, то есть, речь идет не о чистой «революции» как о круговращении солнца, а о солнечном начале в смысле господствующего срединного, неизменного «олимпийского» элемента. В этом смысле свастика является «полярным» символом, который уже в древнейшие времена был проявлением тех значений, которые ему и положено выражать на блистательном этапе арийских мифологий, происходящих от изначальной северной культуры».            Далее, в круге наблюдаются надписи Пан и Nihil. Пан это антитеза Nihil. Греческое слово Пан переводится, как «все» и является символом Универсальности и персонификацией природы; удвоенной силы, «всепорождающий», «всепоглощающий». Поэтому, Пан дающий и забирающий жизнь, «Ночь Пана» время символической смерти, где адепт испытывает в объединение со всем, в экстатическом разрушении своего эго. В общем понимании это пространство, где возможно превосходство над всеми ограничениями и происходит единение со всей Вселенной. Его происхождение неизвестно. Некоторые легенды повествуют о том, что он является сыном Зевса, другие легенды утверждают, что он — сын Гермеса. Его матерью называется нимфа Дриопа. Говорят, что она ужаснулась, увидев сына обросшего волосами. Но, несмотря на это, Гермеса и других Богов Олимпа его внешность развеселила и они дали ему имя Пан, то есть «понравившийся всем» по-гречески Пан «Все». Гомеровские гимны описывают его как, восхищающего и дающего наслаждение Богам, так раскрывается его имя. Генеалогия Пана очень разнообразна, но истина теряется в глубине веков. Пан кажется старше всех Богов-Олимпийцев. Об этом свидетельствует то, что он дал Артемиде ее охотничьих собак и открывал пророческие секреты Аполлону. Пан изначально являлся Богом Аркадии, а Аркадия всегда была основным местом где ему поклонялись.Nihil это Ничто, Кенома, Пустота, Небытие, в противоположность Пану, Бытию. .Другая надпись звучит как Дамараша, мистическое имя учения Тулеанизма. Надпись Туле говорит сама за себя. Это святая Прародина.

2 комментария на «Сигил Ордена»

  1. alex-franss:
    СИМВОЛИКА В СВЕТЕ ПРИРОДОВЕДЕНИЯ Основное значение греческого слова «символ» — знак, знамение, цель. Символика – дело мистическое. От правильного выбора её зависит очень многое; ведь символы определяют идеологию, философию, вожделения будущего. Вначале символ (герб) являлся оберегом (амулетом, талисманом), но с течением времени эта сакральная значимость была утрачена. Древнейшими тотемными гербами-оберегами славянских племён были: волк, сокол, ворон, медведь, ласка, уж, дуб, берёза, липа, калина, рябина, ива. По-видимому, растительные символы древнее: латинское слово «герб» происходит от слова «герба», т.е. трава. Отсюда – гербарий (1). Ещё не так давно многие русские люди, одурманенные государственной пропагандой, считали, что свастика (по-русски – Коловрат) – символ «фашистский». Теперь же поняли, что германские национал-социалисты просто взяли на вооружение этот Свещенный Знак, издревле почитаемый (в том или ином виде) не только нашими Пращурами, но и всеми народами, кроме «богоизбранного». Флаг государства Израиль, существующего лишь с 1948 года, украшает другой древнейший магический знак – шестиконечная «звезда Давида» (маген давид на иврите), не имеющая прямого отношения ни к царю Давиду, ни к его племени. Шестиконечная звезда является также существенным признаком и даже неотъемлемой принадлежностью ритуальной масонской символики (где она именуется «каббалистической гексаграммой») и эмблемой сионистского движения. Считается, что гексаграмма – это древнееврейский сакральный знак, так же, как и присутствующая на гербе Израиля менора-семисвечник (2). Однако, далеко не всегда шестиконечная звезда была иудейским символом. Знак этот, образованный двумя равносторонними, равновеликими взаимопересекающимися треугольниками, представляет собой не что иное, как древнеегипетский космогонический символ, эзотерический смысл которого был известен лишь иерофантам, посвещённым в герметическую науку и философию. Символ этот был самым банальным образом украден у египтян и присвоен иудеями, подобно тому, как они, покидая Египет, «заимствовали» у доверчивых египтян золотые и серебряные драгоценности (3). Хотя «богоизбранные» оседлали шестиконечную звезду (так же, как оседлали масонство и Русскую Революцию), она не несёт предписанной ей оккультной нагрузки, так как смысл древнеегипетских магических символов и иероглифов профанам непонятен и недоступен. Несмотря на это, в конце XVIII в. гексаграмма была официально объявлена государственной эмблемой США и внесена в герб США на почётное головное место (под орлом в окружении облака), но в несколько завуалированном виде, т.е. в виде расположенных в форме шестиконечной звезды 13-ти пятиконечных звёздочек, символизирующих 13 основных штатов, составивших первые США. * * * Сложнее обстоит дело с пятиконечной звездой – пентаграммой, одним из самых неоднозначных и противоречивых знаков. Он изображён и на гностических геммах-амулетах III в. до н.э., и на иконе А. Рублёва «Преображение», и на государственных символах СССР, и на флаге сионоамериканской империи. Всё не так просто с этой пятипалой звездой. По одним версиям – это знак Сатаны, по другим – символ Французской и Русской революций, по третьим – всемогущая «звезда магов»: её страшится сам Мефистофель. Есть и другие толкования. К славянской истории этот знак никакого отношения не имеет, но и к иудейской тоже. Пишущий эти строки, начитавшись Нилуса и белоэмигрантских православных жидоедов, сам долгое время заблуждался, считая пятиконечную звезду – знаком «жидомасонским». В своей ранней работе «Арома-Йога» (1988) я называл пентаграмму «символом зла», «каббалистической маген шломо»(звезда Соломона на иврите). Предвзято – неприязненному отношению к ней способствовало то, что она отождествлялась с подавлением всякого свободомыслия. Только потом я понял, что иудохристиане – «антисемиты» приписали этот знак мифическому израильскому царю Соломону (4), взявшему его, якобы, для своей печати. Ясно, однако, что пятиугольная звезда не является не только каким-то особенным еврейским изобретением, но и, тем более, символом «сионизма», «сатанизма» и «жидомасонства». Пятиконечная звезда с давних времён является символом источника могущественных астральных вибраций, сил и влияний. Считалось, что в этом пантакле сочетаются основные положения герметической философии, наследие гностиков, древние эзотерические знания и возможность повелевать духами. Об этом пишет Владимир Шмаков в своём содержательном труде «Священная Книга Тота. Великие Арканы Таро» (М.,1916), а также Г.О. Мебиус в «Энциклопедии оккультизма». Вечное стремление человека проникнуть в тайны Вселенной и собственной души расширили символическое значение знака. В центре его нередко стали помещать фигурку человека – олицетворение микрокосма, излучающую таинственный свет. Таким образом возрождалась древняя пантеистическая Идея о человеческом естестве как о микрокосме (малой Вселенной), отражающем в себе Великое Живое Целое. Душа человека родственна Мировой Душе: все стихии Вселенной скрыты в груди человека. Человек – своего рода «сжатая Вселенная», и потому обладает прирождённой способностью вступать в общение со всеми Силами Мироздания. Душа человеческая – живое зеркало Вселенной, из чего следует: самопознание есть познание Божественной Природы, и наоборот. Одновременно пятиконечные звёзды означали охранный знак, т.е. употреблялись в их древнейшем и исконном значении. В мистическом масонстве пентаграмма была символом всесовершенства. В деятельном французском масонстве она становится символом революционных свершений – Свободы, Равенства, Братства. Отсюда она нисходит на звёздно-полосатый американский флаг и становится, в конце концов, ненавистной всему миру, так же как пентагон становится главным символом войны, агрессии и международного терроризма. Дальше — больше. Известный в околооккультных кругах «маг»-каббалист Элифас Леви (аббат-расстрига) в книге «Учение и ритуал высшей магии» изобразил Бафомета (дьявола) в виде рогатого козла с женскими грудями, на лбу которого горит пентаграмма. С тех пор этот Бафомет кочует по страницам сочинений полукровки Нилуса и его эпигонов, разоблачающих «великий сатанинский заговор против православия». Различные религиозные, идеологические, политические и социальные течения использовали пятиконечную звезду по-своему, начиняя её угодным им смыслом. Все они присваивают, приспосабливают этот могущественный, исконно Языческий Знак для себя и потом заявляют о своём исключительном праве на его использование. Почему они это делают? Да потому, что Свещенный Знак этот действительно обладает магическим притяжением и наделяет силой своих приверженцев. И никакие «жидомасоны», укравшие пентаграмму, не могут извратить изначально здоровое, всепобеждающее содержание её. Потому что это – СИМВОЛ ЖИЗНИ! Он не придуман человеком; в нём явлено откровение самой Матери-Природы, для которой высшая ценность – Жизнь. Возьмите яблоко и разрежьте его пополам не вдоль, а поперёк. На срезе внутренней плодовой камеры вы увидите, что семечки расположены в виде геометрически правильной ПЯТИЛУЧЕВОЙ ЗВЕЗДЫ. И так не только у яблока, но и у большинства плодов. Это что, тоже «соломонова печать»? Нет, это – Идея торжествующей Жизни, воплотившаяся в материю (5). * * * Пентамеризм (пятеричная симметрия) известен не только у плодов. У многих обитателей морского дна организм построен по правилу пяти. Вызывают восхищение идеально симметричные формы морских звёзд. Почему у них именно пять лучей? Тщетно искал ответа на этот вопрос английский философ XVII века Томас Браун. Учёные-биологи ищут его до сих пор. Им удалось лишь выяснить, что есть две группы животных, обладающих ярко выраженным пентамеризмом. В первую входят морские ежи и звёзды, во вторую – морские черви. Робкие попытки решить загадку мистической цифры не увенчались успехом. Надо отметить, что в биологии нет такой теории, которая могла бы ответить на вопрос, какие виды симметрии совместимы и какие несовместимы с существованием Жизни. Да и вообще; почему Природа в своём творчестве столь часто применяет законы симметрии? Поистине нет числа разнообразию форм симметрии, встречающихся в Природе. Создавая каждое из своих творений, совершенствуя его на протяжении сотен тысяч и миллионов лет, Природа строила его не только добротно, красиво, целесообразно, но и правильно – наделяла той единственно верной формой, идеальной с точки зрения Зодчего. В мире растений пентамеризм встречается чрезвычайно часто. Это явление широко распространено среди цветов: вспомните хотя бы жёлтые венчики «куриной слепоты», пятилепестковый орнамент шиповника, незабудки, зверобоя и множества других цветов нашей флоры. Но самое поразительное и необъяснимое – пчёлы предпочитают цветы с пятью лепестками всем другим! Иоганн Кеплер, пытавшийся в XVII в. разгадать тайны формотворчества кудесницы Природы, особо подчёркивал предпочтительность, оказываемую пятеричной симметрии растительным царством: «…может быть, в этом и кроется различие, состоящее в том, что плоды цветов с пятью лепестками, как у яблонь и груш, сочны или содержат мягкую внутреннюю часть, как у роз и огурцов, в которой скрыты семена. Что же касается цветов с шестью лепестками, то из них не вырастает ничего, кроме семян в сухой оболочке». Кеплер считал, что «производительная сила» в геометрическом воплощении более сочетается с пятиугольной фигурой. Невидимые причины, принципы, правила, которыми руководствуется Природа, симметрично выстраивая множество своих творений, остаются непостижимыми. Нет сомнений лишь в том, что пятеричную симметрию Она избрала отнюдь не случайно. Пятимерная, или пентагональная симметрия – это нерукотворная формула ярко выраженной Жизни. В минералах заключён лишь скрытый, дремлющий принцип Жизни: никогда не найти кристалла с пятью гранями. Пятилучёвые звёздочки вообще невозможны в кристаллографии. Снежинки, подчинённые гексагональной симметрии, имеют, как правило, шесть лучей. Известно, что Пифагор, названный Геродотом «мудрейшим из эллинов», почитал пятиконечную звезду сакральным символом Жизненной Силы, Здоровья, Красоты, Гармонии, Совершенства. Примечательно, что пифагорейцы связывали также этот символ с обожествляемой ими Природой и могущественным женским началом Матери-Земли. В учении пифагорейцев присутствовали пантеистические мотивы, уходящие корнями в орфические мистерии и очень древние вакхические культы, переплетавшиеся с магическими обрядами, архаическими народными поверьями, знахарством и ведовством. Во всех языках Земля изначально именовалась свещенным словом МАТЬ; такое прямое почитание восходит непосредственно к эпохе материнско-родового строя. Пифагорейцы почитали Землю-Матерь в образе древнегреческой Богини Деметры. * * * Красота тесно связана с симметрией. Но что такое симметрия? – Одно из самых загадочных явлений, присутствующее во всём и пронизывающее всю Природу. Законам симметрии подчинено единство строения Мироздания – от атомного ядра, кристаллов, вирусов, растений, животных, человека – до планет, галактик и Вселенной. Мыслители древности были убеждены в извечной гармонической цельности Мира. Она вдохновляла учёных, видевших в ней проявление имманентного Природе Божественного Начала. Платон сформулировал теорему о возможности существования только пяти видов правильных многогранников: 1) тетраэдр (пирамида), 2) гексаэдр (куб), 3) октаэдр (восьмигранник), 4) додекаэдр (двенадцатигранник), 5) икосаэдр (двадцатигранник). Причём, 1), 3) и 5) имеют грани равносторонних треугольников, а додекаэдр – правильных пятиугольников. В XVIII в. Леонард Эйлер доказал эту теорему и показал, что каждая из оставшихся четырёх фигур Платона может быть получена из додекаэдра. Пятая степень симметрии, которую можно назвать симметрией Жизни, строится на геометрическом ряде чисел, который был получен в 1202 г. математиком Фибоначчи на основе наблюдений за развитием растений. Известна связь ряда Фибоначчи с законом Золотого сечения, называемого также Золотой пропорцией, или Божественной пропорцией, являющейся одним из самых глубинных и фундаментальных принципов организации материи во Вселенной. Закон Золотой пропорции – это закон Гармонии, Красоты, Симметрии. Везде, где человек ощущает гармонию – в звуках, в цвете и т.д. – всюду присутствует Золотая пропорция, воспринимаемая людьми эстетически, т.е. с чувством наслаждения. Во все времена всё здоровое и естественное выглядит в наших глазах красивым и гармоничным, а всё противоестественное и нездоровое воспринимается как нечто уродливое и безобразное. Испокон века скульпторы, живописцы и архитекторы сознательно или неосознанно руководствуются правилом Золотого сечения – этого идеального выражения соразмерности, которое они могут повсюду наблюдать в Природе. Золотая пропорция присутствует не только в строении живых организмов и их биоритмов, но повсеместно распространена в минеральной природе и в Космосе. Иоганн Кеплер в своём труде «Музыка сфер” убедительно доказал, что вся Солнечная система построена по закону Золотой пропорции. Кеплер же был первым, кто ещё в 1611 г. обратил внимание на постоянное использование этой пропорции растениями. Доказано, что Золотая пропорция тесно связана с Живой Природой. Она обязательно присутствует в телах, имеющих пять осей симметрии, т.е. в пентасистемах. «Ось симметрии пятого порядка неразрывно связана с «золотым» или «божественным» сечением», — указывал В. И. Вернадский в своих «Размышлениях натуралиста». В пятиконечной звезде соотношение всех отрезков есть Золотая пропорция. Всё живое построено по принципу пентасистемы. Человек – тоже пентасистема: пропорции человеческого тела определяются принципом Золотого сечения. Даже вирус под электронным микроскопом имеет вид правильного пятиугольника. Природа подобна в своих проявлениях, и в связи с этим весьма примечательно свидетельство натуралиста-любителя В. Пономаренко из Таллина, представленное в журнале «Техника-молодёжи» (1981). Наблюдая однажды явление шаровой молнии, ему удалось рассмотреть её строение: «Ясно проглядывалась ячеистая структура. Ячейки были в виде комка «икры», насаженные друг на друга, и каждая ячейка окружена пятью соседними ячейками, так что образовался сверху примерно правильный пятиугольник». Пономаренко приводит и рисунок отдельной ячейки в виде пятиугольника (6). * * * В Природе нет ничего заведомо неживого. Оккультная аксиома гласит: Жизнь всегда сопровождается теми или иными формами сознания, хотя бы и самыми смутными. Проницательные натурфилософы (т.е. любящие мудрость Природы) находят следы жизни и сознания в минеральном царстве, в химических молекулах и атомах. Знаменитый индийский физиолог и биофизик Дж. Бхош (1858-1937), открывший биоэлектрическую деятельность растений, в своей книге «О живущем и не живущем» описывает ряд опытов, доказывающих присутствие жизни в так называемых неорганических формах (минералах) и утверждает, что такой вещи, как «мёртвая» материя, не существует. В другой своей классической работе («Избранные произведения», т. II, М., 1964) Бхош пишет: «Приложимо ли к растениям понятие сознания? – Трудность лежит в определении понятия сознания и в проведении черты, ниже которой сознания нет и выше которой оно входит в жизнь. Мы обычно говорим, что наши любимые животные, собаки, например, обладают сознанием. Но есть ли сознание у рыб? Одни скажут да, другие – нет. Где же в царстве животных сознание входит в жизнь? Бергон обсуждает эту проблему в своём труде «Энергия ума». «Отнюдь не следует, что сознание не может существовать без мозга… …в принципе, сознание неотделимо от жизни». Незаурядный учёный, философ, приверженец мистического анархизма В. В. Налимов в своих воспоминаниях («Канатоходец». М., 1994) пишет: «Желая понять принцип самоорганизации, я начал с осмысления сознания человека, затем попытался понять биосферу как самоорганизующуюся систему и, наконец, совсем недавно попытался расширить принцип самоорганизации, включив в него Вселенную в целом. В моей системе самоорганизация порождается сознанием. Отсюда у меня возникло представление о вездесущности слабых форм сознания, которые могут быть названы квазисознанием». Крупнейший советский биохимик, академик В. А. Энгельгардт в работе «О сущности жизни» (М., 1984) говорит: «На всех уровнях биологической организации мы неизменно сталкиваемся с невозможностью однозначно провести границу между живым и неживым». Об условности различия между живой и «неживой» Природой говорит и ряд современных физиков с мировым именем, полагающих, что материя на уровне сверхмалых образований по-своему живая и является Духом (Силой одухотворённой Природы). Этот Дух – поле Жизни – пронизывает и наполняет Собою (Жизнью) весь Космос. Вертикальных границ у Жизни, как таковой, нет. Жизнь – внутри атома, Жизнь – на планетарном уровне, Жизнь на мегауровне, где живыми телами являются звёзды и галактики. Биологам следовало бы заново изучить с этой точки зрения всё, что принято считать неживым. Но не зря говорят, что новое – это лишь хорошо позабытое старое. Самые новаторские научные исследования лишь подтверждают прозрения античных мыслителей: ВСЁ – ЖИВОЕ. Ещё Фалес Милетский, первый из семи греческих мудрецов, опиравшийся на ещё более «древних мужей, весьма сведущих в познании Природы», учил о всеобщей одушевлённости Космоса, о некоем едином, изнутри присущем Мирозданию, неисчерпаемом источнике его Жизни. Он же говорил, что магнесийский камень (магнит) живой и имеет душу, ибо движет железом. Надо признать, что, хотя со времён Фалеса прошло уже 2500 лет, ничего более исчерпывающего и нетавтологического касательно загадочного происхождения и неведомой сути магнитных сил люди сказать не смогли. Могучие умы древности почитали Жизнь имманентным свойством праматерии. Хилозоизм (от греч. слов – материя и жизнь), или панпсихизм полагает наличие у растений и в так называемом неорганическом мире психики или её зачатков. Наиболее полным выражением хилозоизма является хилоноизм (от греч. нус – сознание, дух, разум; термин введён голландским учёным В. Вердениусом в 1977 г.) – учение о наделённости всего сущего своеобразным сознанием, или о панестезии (всечувствительности) Природы. Недаром русское слово «былинка» восходит к глаголу «быть», т.е. существовать, быть, расти. Придерживаясь концепции панпсихизма, известный немецкий философ Эдуард Гартман (1842-1906) в своей «Философии бессознательного» признавал наличие чувственного восприятия не только у растений, но и у атомов. Знаменитый палеонтолог Тейяр де Шарден, — католик, склонявшийся к пантеизму, в главном своём труде «Феномен человека» (М., 1965, с. 286) пишет: «…во всякой частице…мы логически предполагаем наличие в рудиментарном состоянии какой-то психики». Несомненно, каждая живая клетка имеет некое первичное инстинктивное восприятие. Но способность восприятия не ограничивается клеточным уровнем. По всей видимости, ею обладают и молекулы, и атомы, и субатомные частицы, незаметно переходящие в энергетическую субстанцию. Всё многообразие проявлений жизни и сознания во Вселенной обусловлено процессами, протекающими на более глубинном уровне, чем тот, который определяется атомно-молекулярным строением вещества. Вечное биение Жизни наблюдается во всех царствах Природы. Последние научные открытия подтверждают, как неясны, расплывчаты границы между кристаллом и органическим миром, между минералом и растением. Сравнения кристаллов с растениями производились неоднократно – даже делались попытки построить систематику растений на этой основе. Кристаллы и растения во многом схожи: это и симметрия, и соразмерность, и геометричность. Поразительно (на первый взгляд) то, что у кристаллов есть и спиральный рост, и дендритные (древесные) формы. Известно, что некоторые минеральные вещества – к примеру, окись марганца – могут давать рисунок, до неразличимости сходный с растительным: имитируются даже разветвлённые и тонкие жилки листа. А иногда кристаллическую структуру можно принять за отпечатки растений, живших на Земле миллионы лет назад; вспомните восхитительные морозные узоры на окнах. Хотя зарождение кристаллов в перенасыщенных растворах известно издревле, сам процесс кристаллизации, несмотря на кажущуюся простоту, остаётся почти неизученным. Во многом загадочной является сама структура перенасыщенных растворов, природа зародышей (ядер) кристаллов, механизм и степень захвата примесей растущим кристаллом, сама суть «интимных» отношений между кристаллами и питающей их рост внешней средой. В кристаллографии нет единой непротиворечивой теории, охватывающей все стороны проблемы взаимоотношений кристалла и окружающей среды. Установлено лишь, что внешняя среда – не главное: налицо и обратная связь, т.е. воздействие реакции кристалла на химический состав раствора. Доказано, что сам кристалл каким-то непонятным образом влияет на окружающую среду. Он – активный и главный участник феномена, организующий процесс роста и создающий квазикристаллические структуры на определённом расстоянии от поверхности кристалла в соответствии со своей симметрией. Доказано также, что зародыш кристалла уже имеет собственное силовое поле, дальность воздействия которого возрастает с ростом числа граней кристалла. Доказано, что для роста кристалла необязательно участие внешних сил. Мы вспомним об этом, когда будем говорить о кристаллическом сердце Земли и о сложнокристаллическом строении планеты. * * * Волнующе-загадочно происхождение драгоценных камней-самоцветов, в большинстве своём являющихся кристаллами. Как, в результате каких таинственных физико-химических процессов в земной коре зародились эти прекрасные природные тела? Каково их предназначение в жизни Земли? Исстари им приписывались различные биологические воздействия. Считалось, например, да и сейчас считается, что большие кристаллы горного хрусталя, чистого кварца обладают особыми магическими свойствами, поскольку накапливают энергию, приходящую к нам из Космоса и потом её же и излучают. Насколько широко представления о прорицательной способности таких кристаллов были распространены в Европе в XX в., видно из того, что знаменитый антрополог Э. Лэнг написал целую работу о кристалловидении, где приводит ряд изумительных фактов из этой области. Что бы ни говорили скептики, ощущения начинаются у минералов: у них – химическое сродство – не что иное, как один из видов ощущений, которые создают сродство, влечение и отталкивание. Известный философ Дж. Рэскин написал даже книгу о нравах кристаллов, их привычках и проделках, их симпатиях и антипатиях; их способах действий, когда чуждый элемент нарушает их мирное существование. Выдающийся биолог Эрнст Геккель (1834-1906) в своём труде «Общая морфология» писал о родстве низших представителей живого мира с кристаллами: «Я не могу представить себе простейшие химические и физические процессы, не приписывая движению материальных частиц способности бессознательного ощущения». И далее: «Мы можем всяким атомам приписать чувство удовольствия или страдания (удовлетворения или неудовлетворения), а потому и приписываем способность выбора, которой обладают химические тела, чувству взаимного влечения между любящими друг друга атомами и отталкивания между атомами враждебными». На рубеже XIX и XX веков физиком О. Леманом были обнаружены удивительные текучие кристаллы с целым рядом любопытнейших свойств, обладающие ярко выраженной чувствительностью к внешним раздражениям. Они получили название «жидкие кристаллы». Их называли также «видимо-живыми», или «квазиживыми» кристаллами, поскольку у них наблюдались специфические свойства, сближающие их с протоплазмой живых клеток. Исследователи особо указывали на способности жидких кристаллов к ощущениям, т. е. к реагированию на воздействия окружающей среды. Русский учёный А. В. Немилов в 1912 г. писал об этих биокристаллах: «Присматриваясь к парадоксальным проявлениям жизни у жидких кристаллов, как-то забываешь о той пропасти, которой мы обычно отделяем неорганизованный мир от живой природы». Сам Леман считал, что между изученными им жидкими кристаллами и живыми существами есть более или менее тесное родство: «Итак, жидкие кристаллы, существование которых в физике и кристаллографии до последнего времени считалось невозможным, повысили значительно число аналогий между кристаллами и живыми существами» (Леман О. «Жидкие кристаллы и теории жизни», Одесса, 1910). Остаётся добавить, что есть и впрямь живые кристаллы – например – молекула ДНК в клетке. * * * Жизнь и психика – не случайные и не ничтожные явления во Вселенной. Мир – единый саморазвивающийся Организм – одушевлён, и нет коренного различия между живым и «неживым». Кто сказал, что Жизнь обязательно должна быть представлена существами, обладающими схожими с уже известными учёным организмами? Но ретроградная академическая наука отрицает непонятные ей формы Жизни и Сознания. Выдающийся немецкий физик и гениальный философ Густав Теодор Фехнер (1801-1887) выдвинул и развил идею психофизического монизма – наиболее цельного, глубокомысленного и этического Учения, согласно которому материя и психика являются двумя аспектами Единой Жизненной Субстанции, лежащей в основе Всего. Психофизический монизм (противоположный как монотеистическому дуализму, так и атеистической бездуховности) отрицает принципиально непроходимую границу между всеми царствами Природы, существующую лишь в человеческом сознании, и признаёт психику, свойственную всему сущему, подчёркивая, однако, различный уровень этой психики. Такая концепция полагает, что в материи изначально существует внутренняя жизнь, т.е. материя первоначально в зачаточной форме содержит сознательность, или жизнь. В таком случае возникновение высших форм сознательности из низших представляется вполне понятной. Подобное же монистическое Учение разрабатывал и К. Э. Циолковский, признававший чувствительность и одушевлённость всех форм и ступеней материи. Психика, в том или ином виде, присутствует везде, во всём; не только в человеке и в других животных, но и в растениях, минералах, огне, воде, ветре… Сама Вселенная есть Организм, насыщенный динамизмом психического порядка. Почему же отказать в этом Матушке-Земле? Планета не имеет видимых органов чувств и нервной системы; значит ли это, что Она – бесчувственная глыба? То, что писал Фехнер в своей книге «Нанна» о внутренней психической жизни растений, вполне приложимо к Земле: «Люди полагают, что растения не могут иметь сознания, так как им недостаёт единства, создаваемого центральной нервной системой. Но сознание растений, будучи связано с другими структурами, может быть другого типа. Скрипка и фортепиано издают звук, потому что у них есть струны. Следует ли отсюда, что только струны могут издавать звук? А как же флейты, органные трубы? Конечно, их звук имеет иные качества, и так же сознание растений может иметь такие качества, которые исключительно согласованы с присущим им типом организации». Что можем мы знать о сознании Земли, берущем своё начало в тонком флюидическом мире астрально-космических существ, в бытии которых не сомневались все первобытные народы, ещё не отчуждённые от Природы и не утратившие дар сверхчувственных видений? Вселенная постигалась ими как ЖИВОЕ ЦЕЛОЕ, где всё со всем симпатически связано и всё на всём отражается: это можно назвать астрогеологией и космобиоритмикой; именно эта Идея вдохновляла солнцепоклонника Чижевского в его исследованиях. Что же известно нам об обоюдной энерго-информационной связи глубинных процессов внутри Земли с Космосом, которая не мыслится вне волновых влияний, протекающих в эфирной среде? Да ровным счётом ничего… * * * «Наша» Земля – ВЕЛИЧАЙШЕЕ ЧУДО И ТАЙНА. Чудо, к которому мы привыкли только потому, что оно всегда у нас под ногами. Одна из моих книг так и называется: «Мать-Земля, Чудо-Чудное, Диво-Дивное» (написанная 10 лет назад, она была первой из целого ряда моих работ, запрещённых кремлёвским режимом, чем он только подтвердил своё бессилие опровергнуть их на идеологическом уровне). Поистине, Земля – планета загадок, начиная от Её происхождения, догеологической и геологической истории, возраста и причины вращения вокруг собственной оси. В геологии, пожалуй, как ни в какой другой науке (за исключением, разве что, антропологии), не существует столько «вечных», «проклятых» вопросов, ответить на которые учёные пытаются уже не одно столетие. Поражает разномыслие геологов, геофизиков, геохимиков, геоморфологов по многим основным проблемам. Например, только одной проблеме происхождения верхней оболочки земного шара – земной коры – посвещено несколько сотен (!) самых различных гипотез. Нет единой непротиворечивой теории возникновения земного магнетизма и его сути. До сих пор неизвестно, как образовалась живительная земная атмосфера. Почему земной шар состоит из оболочек различной плотности? Какие силы сумели разделить первоначально однородное вещество Протоземли? Что собой представляет загадочный «слой Мохо», отделяющий земную кору от нижележащей мантии? Какие силы движут гигантские литосферные плиты и вызывают тектоническую динамику? Почему колеблется земная ось? Откуда на Земле появилась вода и как образовался Мировой океан? Каковы причины оледенений, переворачивания магнитных полюсов, землетрясений и вулканических извержений? Каково происхождение нефти и газа? Перечень нерешённых ключевых вопросов можно продолжать очень долго, почти неограниченно. Книги по геологии пестрят многочисленными «считается», «есть предположение», «вероятно», «по-видимому», и т.д. и т.п. Земля жизнедеятельна и динамична: Она изменялась и развивалась со времени своего образования и до сих пор не обнаруживает признаков спокойствия. Каков же долгодействующий энергетический источник Её жизнедеятельности? В том, что где-то в глубинах планеты бьётся её сердце, сомневаться не приходится. Иначе как бы на ней зародилась Жизнь? Но что представляет собой этот источник Жизни? Каково внутреннее строение Земли? Каков вещественный состав Её недр и какие подспудные процессы там происходят? Что представляет собой ядро Земли? – Мы не знаем даже, из чего оно состоит. Наука не имеет никаких общепринятых представлений о недрах планеты, их химическом составе и температуре на больших глубинах. Обо всём этом и о многом другом, геологам, в общем-то, ничего достоверно не известно. Внутреннее строение Земли не может быть предметом непосредственных наблюдений и опытной проверки, так что исследователь может лишь строить догадки о структуре планеты, не претендуя на точное знание; здесь открыты широкие просторы умозаключениям, но не экспериментам. Поэтому в геологии, как ни в какой другой науке, необычайно многочисленны различные гипотезы и версии, взаимно исключающие друг друга. К сожалению, в подавляющем большинстве – это модели, схемы неживой Земли, далёкие от живой реальности. Их авторы не могут преодолеть господствующее в науке механистическое мировоззрение, основанное на антропоцентризме в его религиозном или светском преломлении. Наука о Земле вообще многократно претерпевала коренные изменения. Ещё древние мыслители знали о шарообразной форме вращающейся планеты и считали её Живым Существом. Но потом на долгое время утвердилось ложное геоцентрическое представление о плоской неподвижной Земле. Своим господством геоцентризм обязан монотеизму: он соответствовал примитивному библейскому антропоцентризму и согласовывался с догмой креационизма. А что сегодня? Хотя люди и признали вновь шарообразность Земли, но в общем и целом продолжают относиться к Ней, как к безответной библейской «плоской тверди». А между тем, имеются многочисленные неоспоримые свидетельства, что в недрах планеты и на её поверхности идут процессы, свойственные в высшей степени ВЫСОКООРГАНИЗОВАННЫМ системам. Да, Земля и Её аура-биосфера представляют собой единый, целостный планетарный ОРГАНИЗМ, предельно энергонасыщенную ЖИВУЮ СУЩНОСТЬ. Хотя словосочетание «Живая Земля» давно уже не отличается ни новизной, ни неожиданностью (а становится для обывателя даже чем-то избитым, заезженным), всё равно для меня оно сохраняет свою первоначальную свежесть и как нельзя лучше передаёт моё восприятие Земли как Живого Существа и ощущение непосредственного общения с Ней, как с Живым Существом. Это словосочетание ни в коей мере не является метафорой, аллегорией или гиперболой. Я вовсе не играю образами, называя Землю живым, чувствительным Организмом. Я ВЕДАЮ ЭТО СОПЕРЕЖИВАНИЕМ! * * * Именно потому, что Земля – ЖИВАЯ, в Ней наличествуют свойства, присущие самоорганизующимся, саморазвивающимся, саморегулирующимся, самосохраняющимся организмам, а также многое, многое другое, исключающее случайность возникновения жизни на Земле, тем более устойчивое поддержание оптимальных условий существования и развития биосферы в течение многих миллионов лет. О вероятности такой счастливой случайности известный физик и науковед Джон Бернал в работе «Возникновение жизни» (М., 1969) писал: «Одиночная молекула ДНК, породившая некогда на отмели первичного океана всю остальную жизнь, выглядит ещё менее правдоподобно, чем миф об Адаме и Еве в райском саду». Иными словами, для случайного зарождения Жизни понадобилось бы фантастическое, уму непостижимое число сочетаний разных факторов и, как показывают расчёты, отнюдь не миллиарды лет, как это думали раньше, а на несколько математических порядков больше ) каждый такой порядок – это три нуля). Геология, к счастью, это – не только наука, основанная на физико-математических и химических данных, но и интуитивное знание. А такое знание-прозрение, основанное на необманывающем внутреннем чутье и, как известно, часто опережающее научные выкладки, изначально было присуще, как само собою разумеющееся, «доисторическому» человеку, питавшему к своей Матери-Земле самую горячую привязанность и глубочайшее сыновнее доверие. Ныне сложилась парадоксальная ситуация: судя по всему, сегодня наука отстоит дальше от возможного решения загадок возникновения Жизни и биосферы, чем в недавнем прошлом. Это способствует возрождению в современной научной форме очень древних, полузабытых воззрений и догадок пантеистической Языческой мудрости и, прежде всего, Великой Идеи о Живой Земле. В конце XX в. московские исследователи-энтузиасты, действительные члены Географического общества СССР Н. Гончаров, В. Макаров и В. Морозов, выдвинули гипотезу, по которой ядро Земли имеет форму и свойства растущего кристалла –додекаэдра, оказывающего своим полем воздействие на самые разнообразные процессы, происходящие как в недрах, так и на поверхности планеты. Излучения этого геокристалла, а вернее – его силовое поле создаёт энергетический каркас Земли и обусловливает икосаэдро-додекаэдрическую структуру Земли, проявляющуюся в том, что в земной коре как бы проступают проекции вписанных в земной шар правильных многогранников: икосаэдра (20-гранника) и додекаэдра (12-гранника, имеющего грани правильных пятиугольников). Материалы на эту тему помещены в сборниках моск. филиала Геогр. об-ва: «Новое в физической географии» (М., 1975) и «Прикладная геоморфология» (М., 1976), а также в сборнике «Симметрия структур геологических тел» (М., 1976). Планета Земля – носительница Жизни, а пятиугольник – природный символ Жизни (вспомним расположение семечек в плодах), и предложенная гипотеза хорошо с этим согласуется. В общем же она соответствует идеям нового научного направления, связанного с именем английского биохимика Дж. Лавлока и его глобальной концепцией «Гея». Прослеживается также идейная преемственность со взглядами Э. де Бомона, Фая, а также советских учёных С. И. Кислицына, Б. Л. Личкова, В. И. Васильева, строивших кристаллоподобные модели Земли и сопоставлявших планету с симметрическим сложнокристаллическим образованием в форме додекаэдра. Много любопытных ссылок и фактического материала на сей счёт даёт ученик и сотр
  2. alex-franss:

    … сотрудник Вернадского, Б. Л. Личков в своей книге «К основам современной теории Земли» (Л., 1965).
    Впрочем, о том, что Земля подобна сфере, выложенной из 12-ти пятиугольных плит (блоков коры), догадывались ещё античные мыслители, представлявшие упрощённую модель Земли в виде додекаэдра. «Земля, если посмотреть на Неё сверху, похожа на мяч, сшитый из 12-ти кусков кожи»: эти слова обычно приписываются Платону, хотя он их, как и многое другое, заимствовал у пифагорейцев, которые, в свою очередь, считали их «наследием древних прорицательниц». До нас дошли лишь смутные предания о бесценных пифагорейских манускриптах и трактатах, хранившихся (в числе прочих 700.000 книжных свитков) в знаменитой Александрийской библиотеке, дотла спалённой иудохристианами в 391 году.

    * * *

    Мать-Земля – ЖИВАЯ, и осознание человеком своей органической, генетической, кровнородственной СВЯЗИ с Ней и со всем живым на планете, есть РЕЛИГИЯ в буквальном, изначальном значении этого латинского слова.
    «Наша» Земля – это Богиня Гея во плоти, БОЖЕСТВЕННОЕ ЕСТЕСТВО, ИЛИ ЕСТЕСТВЕННОЕ БОЖЕСТВО. Ничего «сверхъестественного» здесь нет и в помине. Понятие «Божественность» подразумевает лишь превосходную степень, идеальное нерукотворное совершенство, и только.
    Исходя из пантеистически-религиозного мирочувствованния, можно, хотя бы в первом приближении, подойти к признанию МИРОВОЙ ДУШИ, ИЛИ ВСЕЛЕНСКОГО РАЗУМА, суть которого нам не дано постичь нашим ограниченным рассудком, но который можно было бы вообразить как некое, имманентное Мирозданию, особое Ментальное Поле.
    Миром правят не механические законы и не библейский Иегова, а ВЫСШИЕ ВСЕЛЕНСКИЕ СИЛЫ: БЕЗЛИЧНОСТНЫЕ, БЕЗНАЧАЛЬНЫЕ И БЕСКОНЕЧНЫЕ, ВСЕВЕДУЩИЕ, ВСЕМОГУЩИЕ И ВСЕБЛАГИЕ.
    Наивно думать, подобно монотеистам и вульгарным материалистам, будто разум – исключительная принадлежность человека. Человек – лишь часть Природы, а Целое имеет всегда больше, нежели часть, а не наоборот. Я абсолютно, без тени сомнения, уверен в этом, ибо моя уверенность не сводится к отвлечённому мыслеблудию, а основывается на моём личном опыте, моём образе жизни в единении с Силами Природы. Я глубоко убеждён, что обретение живого, сердечного опыта более высоких переживаний, вернее – сопереживаний в общении с Природой, может помочь в преодолении трагического отчуждения. Конечно, мы не обладаем той утончённостью восприятия Природы, какая была у первобытного человека. Но расширение границ сознания возможно вплоть до соприкосновения с Чудесным (но не «сверхъестественным»).
    Подобное мировосприятие можно назвать БИОТЕИЗМОМ, или ОБОЖЕСТВЛЕНИЕМ ЖИЗНИ. Я славлю любвеобильного Пана – Духа Земли, олицетворяющего всеобъемлющее планетарное Сознание, за приглашение участвовать в ВЕЛИКОЙ МИСТЕРИИ ЖИЗНИ!

    * * *

    Этическое, философское и естественнонаучное осмысление Идеи Живой Земли явилось бы куда более коренным переворотом, нежели торжество гелиоцентризма.
    Единственная возможность выживания человечества в условиях тотальной, глобальной экологической катастрофы – это радикальная смена нечестивого, утилитарно-потребительского отношения к Матери-Земле на сыновнее Её почитание, смена патологического монотеистического мировоззрения на здоровое пантеистическое, смена паразитических иудоплутократических режимов на социально-справедливые сообщества вольных тружеников.
    Только вот не поздно ли уже? Вряд ли цивилизованный хомо сапиенс сможет обрести качественно новый способ мышления; вернее – старый, добрый, основанный на природном Языческом мировидении, изначально присущем человеку как ИММАНЕНТНОЕ ЗНАНИЕ-ВЕДАНИЕ.
    Трудно ожидать кардинального пересмотра всего кодекса базарно-рыночных «общечеловеческих ценностей», когда властвует безжалостная, безнравственная, агрессивная идеологическая установка на порабощение Природы и народов, навязанная человечеству монотеистическими вероучениями, в первую очередь – библейским. Согласно последнему, бог-творец, создавший, якобы, Землю — косную тварь, вручил человеку неограниченную власть над ней. И Земля стала бесправной вдвойне: и перед лицом «господа», и перед лицом «венца творения».
    Для монотеистов – сциентистов Земля, как таковая, лишена какой-либо НРАВСТВЕННО-САМОЦЕННОЙ ЗНАЧИМОСТИ. Они не способны увидеть в планете нечто большее, чем запасы дармового сырья, и потому умерщвляют её без малейшего зазрения совести. Штатный экологист-«прогрессист» озабочен сохранением «экологического равновесия» в «окружающей среде обитания» (в целях и интересах человека), тогда как на знамёнах Язычества начертано: «Защитим Матерь от человеческой алчности!» — Разница, как видим, огромная. В эпоху технократии Дон Кихот сражается не с ветряными мельницами, а с АЭС.
    Пусть Идея Живой Земли не воспринимается меркантильными прагматиками, коих среди обитателей мегаполисов – огромное большинство. Ну и что? Кто сказал, что большинство всегда право? В своё время отрицалась и шарообразность Земли и Её вращение. Вообще, так называемый здравый смысл – коварная штука. Когда патриарху Никону доложили, что, по данным «латинской науки» Земля круглая, он сказал, что это противоречит здравому смыслу, поскольку тогда получается, что люди на противоположной стороне ходили бы головой вниз.
    Мы же, чуть-чуть изменив знаменитую фразу Галилея, скажем: «И ВСЁ-ТАКИ ОНА – ЖИВАЯ!»

    * * *

    ПРИМЕЧАНИЯ
    1. Геральдика свидетельствует, что цветы и деревья всегда были не только символами любви, чистоты и бескорыстия, спутниками чародеек, героев и подвижников, эмблемами празднеств, знаками восхищения и поклонения, но и древнейшими родовыми гербами, этнически-религиозными символами многих племён и народов.
    Обожание цветов и деревьев уходит корнями в тьму тысячелетий. Среди странных значков и непонятных символов, оставленных кроманьонцем ледникового периода на стенах пещеры Ласко и в других подземных светилищах, а также на изделиях из кости и рога, встречаются изображения цветущих растений. Учёные продолжают спорить о том, для каких ритуальных целей делались эти изображения: для заклинания, посвещения, исцеления, празднования прихода Весны? Но каково бы ни было их назначение, ясно, что это – религиозная символика, культовые знаки.
    Культ растений древнее культа животных. Образ Дерева-Побратима, Дерева-Оборотня, Дерева-Целителя, Дерева-Покровителя со времён палеолита и до наших дней волнует воображение людей во всём мире. Распространённость и живучесть этого образа столь всеобъемлюща, что его, как и образ Матери-Земли, следует отнести к одной из тех изначальных, идеальных общечеловеческих сущностей, которые известный швейцарский психолог, культуролог и религиовед К.-Г. Юнг назвал архетипами. Можно сказать, что человечество сохранило в своей родовой памяти подсознательные, интуитивные сведения о тех отдалённейших временах, когда люди и деревья были ближе друг другу, могли понимать друг друга и даже могли общаться между собой на телепатическом языке чувств. Вспомните старинные легенды и предания всех народов: влюблённые девы, отважные витязи и седые отшельники в них часто обращаются к Дереву, а оно подсказывает им добрый, верный совет.
    В мировосприятии первобытного человека Вселенная вообще одушевлена. Цветы и деревья не составляют исключения. Они – такие же живые и сознательные существа, как и он сам. Они тоже имеют душу, одарены разумом, чувствуют боль и радость, подобно человеку. Но, сверх того, они обладают и некими чудесными силами, например, способностью предвидеть погоду на несколько месяцев вперёд.
    Современный человек спрашивает: «ЧТО это за цветок?», «Что это за дерево?» — Как будто это нечто неодушевлённое. Но для «дикаря» в самой неприметной травке-муравке может скрываться чрезвычайно могущественное существо. Монотеисты и атеисты считают, что дерево безъязычно: оно не говорит по-людски. Однако, ни один человек не поведает другому столько мудрости, не вдохнёт столько поэтического вдохновения, сколько одно зелёное дерево. Стародавние шаманы умели общаться с Древесными Духами, с Девами-Древяницами. До наших дней дожил древний обычай постучать по дереву: так просят у него помощи, заступничества, отвести болезнь.
    Сказы, былички и поверья о благодатной силе Берёзы наиболее многочисленны у восточных славян. Известны глубоко архаичные, восходящие к материнско-родовому строю, обряды с живыми, растущими берёзами.
    Все царства Природы равноценны; растительное не ниже животного. И растущее дерево, и двигающееся животное издревле считались одинаково живыми. Можно сказать даже, что человек ближе к растению, чем к животному. Люди и растения – задушевно родственны. Об этом свидетельствуют многочисленные поверья всех народов о перевоплощении умерших в деревья, а также чрезвычайно живучий обычай сажать на могиле деревце или куст. Люди уравнивали себя с Деревом, уподоблялись ему: ведь перевоплотиться можно только в того, с кем ты сроднился душою. Язычники признавали возможность продолжения жизни человека после физической смерти в виде его Духа, причём возвышенный и благочестивый Дух может выбрать своим пристанищем Дерево, что согласовалось с восприятием первобытным человеком Дерева как живого и сознательного существа. Известно, что древние народы, в том числе и славяне, давали собственные имена Свещенным Деревьям.
    Дикорастущие травы и деревья – самые чистые, самые благородные, самые совершенные творения Природы, ещё не испорченные человеческим прикосновением. В них – вся страстная мощь и ласка Ярилы-Солнца, все живительные соки Матери-Сырой-Земли, не говоря уж о почти неведомых нам их волшебных лунатических силах и свойствах.
    Жизнь человека переплетена с жизнью дерева множеством как явных, так и сокровенных зависимостей: само слово «здравие» — однокоренное с «древом». Некогда славяне сажали Дубок в честь родившегося мальчика: этот Дубок рос вместе с ним, становился его другом и двойником. В ведовских понятиях переход человека в дерево и обратно не считался чем-то сверхъестественным: человек – «выходец» из Дерева, одеревенеть – значит обернуться Деревом.
    Мы, славяне, — дети Леса. Огромное воспитательное влияние Леса определило культурно-исторический тип не только славян, но и всех народов, проживавших в лесной полосе. Лес – колыбель наших Пращуров, для которых он был всем: защитой от врагов и непогоды, жилищем и лечебницей, школой и неисчерпаемой кладовой пищи, одежды, топлива.
    Лес был миром, полным тайн и опасностей; но миром, без которого прожить нельзя. Недаром в старину говорили: «Лес – батюшка, Земля – матушка, Вода — царица», отмечая Лес как первородную стихию нашей связи с Природой. С лесом мы связаны прочными естественными узами, и связь эта древними ощущалась несравненно сильнее, явственнее.
    Культовые Деревья – исполины и заповедные рощи-боголесья издревле были главнейшими, излюбленными родо-племенными Светилищами – Местами Силы. Такие Места – важнейшее средоточие кровнодуховного родства человека с Природой. Исконно народные (языческие) обряды-игрища там – действенный способ задушевно-магнетического единения со стихиями; способ психоэмоциональной, биоэнергетической взаимосвязи человека с Природой.
    Сень величественного вековечного Дуба или зелёная поляна посреди девственной берёзовой рощи являют собой места, как бы самой Природой предназначенные для благоговейного религиозного настроения; потому они и служили нашим Предкам естественными нерукотворными храмами. Не случайно попы, огнём и железом насаждая чужеродное иудохристианство, первым делом оскверняли Языческие Места Силы, в неистовой злобе вырубая и сжигая Свещенные Деревья и Рощи.
    Архаический культ Деревьев – Тотемов мистически сопряжён с чествованием Предков-Покровителей. Убеждённость в теснейшей потаённой связи человека (рода, племени) и Тотемного Дерева-Опекуна (породы деревьев) была некогда повсеместной: в разных странах люди считали такие Деревья своими Прародителями, Старшими Родичами, вели от них свою родословную, называли себя «Сын Дуба», «Сын Вяза», «Дочь Сосны» и т.д.
    По всей видимости, садоводство (а впоследствии и земледелие) зародилось именно благодаря тотемному культу почитания, обожания определённых деревьев и трав, религиозным обрядам в виде полива, рыхления почвы, прополки, удобрения, огораживания и вообще всяческого ухаживания. Изучение загадочного происхождения культурных растений показывает, что подавляющее большинство их возделывается с незапамятных времён, а дикие родоначальники неизвестны. М. О. Косвен в «Очерках истории первобытной культуры» (М., 1958) высказывает мнение, что садоводство и земледелие возникли ещё в эпоху ориньяк-солютре (около 30-20 тысяч лет назад) и что женщина, вероятно, была их изобретательницей.
    Дерево, каждый год обновляющее свою листву , как нельзя лучше символизирует неумирающую, вечно возрождающуюся Жизнь.
    Преклонение перед могучим тысячелетним деревом как свидетелем вечности и наглядным олицетворением преемственности поколений, отразилась в стойких историко-геральдических понятиях о Древе Родословном и приняло форму генеалогических таблиц, напоминающих ветви деревьев.
    2. Число 7 со времён палеолита почиталось свещенным у всех народов Земли. Евреи заимствовали веру в магическую силу семёрки у вавилонян, а последние – у шумеров.
    Что касается происхождения культа семёрки, то по этому поводу высказываются различные предположения. Одни учёные (например, Александр Маршек) считают, что люди каменного века стали почитать число 7, отмечая семидневные фазы обожествлённого ночного светила – Луны. Другие (Дж. Миллер, Н. Пэрна, Б. Фролов) полагают, что принцип семеричности лежит в основе человеческой психофизиологии. Третьи связывают сакрализацию семёрки с семикратными биоритмами, присущими всей видимой и невидимой Природе. Вероятно, все эти толкования не противоречат друг другу, имея под собой некую единую глубинную первопричину особого почитания этого харизматического числа.
    3. В библии написано, что, когда евреи уходили из Египта, Иегова научил Моисея: «Внуши народу, чтобы выпросили каждый у ближнего своего и каждая женщина у ближней своей вещей серебряных и вещей золотых, и одежд. И сделали сыны Израилевы по слову Моисея, и просили у египтян вещей серебряных и вещей золотых, и одежд. Господь дал милость народу своему в глазах египтян, и они дали ему; и обобрал он египтян» (исход, гл. 11-12).
    Так подло обобрали евреи своих знакомых и приятелей-египтян и унесли их ценности с собой. Сделано это было в порядке обмана доверчивых друзей: те ссужали евреям свои золотые и серебряные изделия на время богослужения в пустыне, уверенные, что богомольцы вернутся; но евреи, забирая чужие драгоценности, знали, что уходят безвозвратно.
    Весьма характерно, что низкий аморальный обман этот не только ничуть не осуждён религиозным сознанием иудаизма, но напротив, признан очень удачным деянием, воспеваемым и прославляемым.
    Подобные патологические нравственные установки иудаизма настраивают евреев на полнейшую бессовестность и преступный, паразитический образ жизни. Реальная историческая практика еврейства во все века свидетельствует о незыблемости этой установки, наглядным подтверждением чего является полное разграбление социалистической собственности бывшего Советского Союза сразу после еврейского переворота 1991-1993 гг.
    Евреи – действительно уникальный этнический монстр, поскольку нет в мире другого народа, который считал бы честный труд глупостью и позором, а барышничество и мошенничество – наивысшей мудростью и божественными добродетелями. Известный мусульманский религиозный деятель Манави аль-Маулид в 821 г. писал: «Ожидать честности и правды от иудея – всё равно, что предполагать невинность у старой проститутки».
    Лживость, корыстолюбие, лицедейство и беспринципность – генетические качества евреев. Для них этично то, что выгодно (не случайно понятие «добро» на иврите выражается словом, близким к понятию «польза»). Редкие исключения из общего правила лишь подтверждают пословицу «В семье не без урода».
    Любую критику в свой адрес евреи пытаются представить как зависть к их талантливости и гениальности. Но, как известно, эта раса не дала миру ни одного выдающегося мыслителя: все её «гении» — либо нечистоплотные плагиаторы, вроде Эйнштейна, либо искусственно раздутые посредственности, вроде Фрейда. Евреи – не творцы; зато они — блестящие очковтиратели и интриганы. Не пресловутые «способности» евреев, о которых они постоянно кричат, а лишь их исключительное нахальство и криминальная спайка – вот подлинные причины еврейского засилья. Другие народы никогда не превзойдут евреев в их бесстыдстве, вкрадчивости и вероломстве, а потому евреи имеют огромное преимущество в борьбе за обещанное им Иеговой мировое владычество.
    4. Удивительное дело! Если Орфей, Ликург, Зигфрид, Мерлин, Вольга, то – легенды; если Авраам, Иосиф, Моисей, Давид, Соломон, то – исторические фигуры.
    Однако: хотя ещё в середине XIX в. начались широкие археологические раскопки в «святых местах» с целью найти «научные» подтверждения библейских сказаний, хотя и сейчас Израиль является местом наиболее интенсивных раскопок во всём мире, но, как ни прискорбно для иудохристиан, самые тщательные разыскания не обнаружили никаких исторических подтверждений событиям, описанным или упоминаемым в ветхом завете. Не обнаружено также ни малейших доказательств историчности библейских персонажей: патриархов Авраама, Исаака, Иакова и т.д. вплоть до Моисея и Иисуса Навина.
    Научные исследования, базирующиеся на огромных по размаху археологических изысканиях, показывают, что библейские повествования о древнеизраильской истории не имеют под собой действительных исторических оснований. Само происхождение этого гибридного кочующего племени продолжает оставаться загадкой для антропологов.
    Древнейшая история «богоизбранных» не может быть подтверждена никакими источниками, кроме ветхозаветных, и поэтому не представляется возможным установить, с какого момента она перестаёт быть чисто легендарной. Наиболее ранним моментом, когда исследователи сталкиваются со сколько-нибудь достоверным фактом, является момент, когда уже существуют два царства – Израиль и Иудея.
    Первой личностью, упоминаемой в ветхозаветных текстах, о которой имеется независимое письменное свидетельство, является Ахав, царь Израиля; о нём говорится в одном ассирийском письме, датированном 853 годом до н.э. Далее этой даты израильская история не прослеживается, не будучи обоснована ничем, кроме баснословной библейской хронологии.
    Геродот, прозванный «отцом истории», наиболее точный из древних историков, никогда ни словом, ни полсловом не обмолвился об «избранном народе». Не упоминается этот народ и в других исторических источниках. Не существует (помимо библии) никаких исторических свидетельств того, что кто-либо, когда-либо слышал о 12-ти племенах израилевых, о Моисее, Самуиле, Сауле, Давиде, Соломоне и прочих литературных иудейских героях – крёстных мафиозных праотцах иудохристиан. Историки, этнологи, археологи давно уже считают 12 племён чисто мифическими, а «кроткого» Давида и «премудрого» Соломона – все непредвзятые исследователи единодушно признают явно мифическими личностями.
    Нет никаких фактических подтверждений существования «великого царства Соломонова»: только самоопора на «боговдохновенное писание». Не найдено также никаких следов монументального строительства в Иерусалиме, относящегося ко временам Соломона, когда он, якобы, воздвиг культовый центр Иеговы – грандиозный «храм Соломона» на горе Сион. Упоминать «соломонов храм» можно разве только наподобие таким фразеологизмам, как адамово яблоко, вавилонская башня, авгиевы конюшни и т.д.
    «Знаменитый храм никогда не имел другого существования, кроме как на значительно позднее написанных еврейских свитках», — пишет выдающийся религиовед и востоковед Е. П. Блаватская, и приводит высказывания известных учёных-ориенталистов («Тайная Доктрина», т. III, раздел «Восточная Гупта-Видья и Каббала»).
    Единственное библейское подспорье, — единственный аргумент, к которому прибегают апологеты иудохристианства, заключается в том, что достоверность библейских сообщений утверждается ссылками на «богооткровенность» библии, то есть возникает порочный круг, когда истинность писания «объясняется» самим же писанием.
    Почти 3000 лет иудеи морочат голову всему человечеству, самопровозглашая собственную «богоизбранность», единственным «доказательством» которой служит так называемое «Моисеево пятикнижие» (на иврите — Тора): откровение, якобы полученное Моисеем из уст самого Иеговы.
    Но если взглянуть на ветхозаветные тексты не с талмудической точки зрения, а с научно-исследовательской, то окажется, что почти всё «священное писание» — не что иное, как пёстрая смесь компиляций, а то и прямого плагиата мифов, преданий, законов, ритуальных предписаний и воззрений предшествующих евреям более древних и культурных народов: вавилонян, ассирийцев, шумеров, персов и других. Евреи, лишённые собственных культурно-этнических традиций, многие библейские сюжеты просто украли и обработали в духе иудоцентризма.
    Установлено, что «пятикнижие», приписываемое Моисею, составлено Ездрой после возвращения евреев из вавилонского пленения. Легенда о рождении и жизни Моисея во многих подробностях повторяет предание о рождении аккадского царя Саргона. Точно так же из других, чужих литературных источников были заимствованы многие ветхозаветные рассказы. Единственно, что бесспорно является порождением именно еврейства – это красной нитью проходящая через всю библию полнейшая нелепость, вопиющая безнравственность и садистская кровожадность по отношению к людям иных племён, которых «избранный народ», собственно, и людьми-то не считает.
    В иудохристианизированной Европе ветхозаветные россказни, составляющие неотъемлемую часть иудохристианского вероисповедования, долгое время считались непререкаемой богооткровенной истиной, не подлежащей никакой критике. Но вот в 1902 г. вышло в свет исследование знаменитого ассириолога Ф. Делича «Библия и Вавилон» (СПб., 1907). Книга вызвала настоящую сенсацию, поскольку впервые на высоком уровне было неопровержимо доказано, что библейские тексты не оригинальны, а беззастенчиво скопированы малограмотными фальсификаторами с плохо понятых ими вавилонских источников.
    Вскоре крупнейший этнолог Джеймс Фрэзер собрал в своём фундаментальном труде «Фольклор в Ветхом завете» (М., 1985) огромное число параллелей к библейским сказаниям о сотворении богом мира и человека, о древе познания добра и зла, о грехопадении и изгнании из рая, о всемирном потопе и т.д. Оказалось, что подобные же сказания, но только логически обоснованные, содержатся в мифологиях и эпосе древних народов Двуречья.
    Известный польский исследователь Зенон Косидовский в своей книге «Библейские сказания» (изд. в Варшаве в 1963г., русский перевод – М., 1991) пишет: «Библейская история сотворения мира может служить примером того, как раввины извратили старые месопотамские мифы».
    Елена Петровна Блаватская прямо называет ветхозаветное повествование о потопе «библейской пародией на халдейские аллегории». Однако смехотворные поиски останков ковчега на горе Арарат продолжаются…
    5. Плоды – это величайшая мудрость и благость Природы, пестующей Жизнь. Жизнь заключена внутри плода – в семечках (или косточке), где дремлют зародыши.
    Зачем чудодействует дерево, неведомым путём преобразуя солнечные лучи в сочные, сладкие, ароматные плоды или ягоды? Только затем, чтобы их спелая, вкусная мякоть послужила лакомой приманкой и наградой птицам, зверям и другим природным сеятелям, разносящим освободившиеся семена далеко вокруг и помогающим растению продолжить свой род.
    Плоды – пища самая нравственная, самая праведная, самая идеальная, самой Природой подсказанная человеку, чтобы не умерщвлял он ничьей жизни. Бытие имеет нравственную основу, а потому плоды – пища самая здоровая, самая живительная, самая целебная. Все трактаты по медицине есть только комментарии к этому рецепту Природы. Сказочные молодильные яблоки – отнюдь не вымысел.
    Нередко в старинных поверьях, преданиях, пословицах или волшебных сказках скрыта глубокая оккультная правда. «Съешь моё лесное яблочко, и отведу твою беду!» — говорит яблоня девочке. В сказке хранится и передаётся великая в своей простоте Истина. Истина эта сообщается ребёнку, ибо вместить её легче доверчивому и чистому сердцу, нежели изощрённому уму. Самая возвышенная Идея всегда и самая глубокая, и самая «наивная». Язык Природы постигает сочувствием либо величайший подвижник, либо дитя, наделённое бесхитростной, без всякого практического смысла, прозорливостью. Для профана же эзотерическая притча навсегда останется в меру его понимания детской сказкой, небылицей, прибауткой.
    В древнейших преданиях многих народов древесные плоды именуются «пищей бессмертных».
    Даосы учили, что в горах Куэнь-Лунь, в персиковых садах богини фей Си-Ванг-Му, добродетельные, пользующиеся познаниями, но не употребляющие их во зло, вкушают плоды, дарующие вечную юность. Так же выглядит «блаженный остров», куда ненароком попадает Синбад — мореход.
    О «лесе деревьев, цветущих, плодовых» повествуется в кельтском эпосе о плавании Брана в Страну Фей. Кельты обожествляли деревья. В друидическом пантеоне было немало Божеств, сохранивших весьма архаический облик и своими именами или свойствами указывающих на древнее тотемическое происхождение. Не случайно кельтская «обитель блаженных» называлась Авалон: примерный перевод – Яблоня.
    Древнескандинавская мифология всех людей производит от деревьев. Деревом Жизни считался ясень Игдрасиль, под которым боги каждый день собирались на совет. Один из мифов утверждал, что своим бессмертием боги были обязаны яблокам богини Айданн. Как только кто-либо из них начинал ощущать приближение старости, Айданн приносила из своего свещенного хранилища яблоко. Съев его, стареющий бог вновь обретал молодость.
    В сказаниях самых разных народов Тот Свет, куда уходят усопшие, всегда представлялся полным вечно цветущих, благоуханных, плодоносящих деревьев. Таков вавилоно-шумерский рай, таков полинезийский Ава-Ики. Таков античный Элизиум, где, согласно Гесиоду, любимые богами герои вкушают фрукты; возможная параллель – сад Гесперид с его волшебными яблоками.
    В «Махабхарате», «Вишну Пурана» и других древнеиндийских эпических поэмах повествуется о свещенной «Стране праведных» где-то на Севере; там «благоуханные белые мужи, удалённые от всякого зла, дивные видом, преисполненные жизненной силы», питаются плодами, — память всемирного предания о Золотом веке.
    Согласно античным источникам, в «божественной, счастливой Гиперборее люди, совершенствуясь в справедливости, питались лишь древесными плодами, и смерть, лёгкая как сон, нисходила на них после долгой и безболезненной жизни» (Гелланик).
    Необходимо отметить, что проблема происхождения культурных растений так и не решена в науке. Никто толком не знает, где, когда и каким образом началось одомашнивание этих растений, их выращивание. Как возникло древнейшее садоводство и земледелие? Чем заполнить ту пропасть, что отделяет культурное растение от его гипотетического дикого предка? К тому же, чаще всего эти дикорастущие предки наукой не обнаружены (так обстоит дело с маисом, финиковой пальмой, лимоном, мягкой пшеницей, ячменём, рисом и т.д.)
    На человеческой памяти ни одно дикое растение (как и дикое животное) не было одомашнено. Окультуренные растения появляются у «доисторического» человека как-то сразу, в «готовом виде». Это настолько поразительно, что древние народы считали их благодетельными дарами Богинь, Богов или божественных посланников, называемых в науке культурными героями (сегодняшний модернизированный вариант – дарами пришельцев из Космоса). В «Панегирике» Исократа (IV в. до н.э.) говорится, что культурными растениями одарила людей Деметра (италийская Церера), олицетворённая Материнская Сущность Земли.
    Чудесную яблоню, росшую в саду Гесперид, подарила Гере не кто-нибудь, а сама Гея. Согласно клинописи шумеров, их научило садоводству некое таинственное, мудрое Существо по имени Оаннес. Греки считали оливковое дерево (маслину) – даром Афины. Маис (кукурузу) приносит индейцам Учитель Гайавата, — посланник Подателей Жизни – Великих Маниту.
    Подобные же сюжеты о божественном происхождении плодоносных деревьев и об их волшебных свойствах присутствуют в эпосе многих народов. Об этом писали и кинические философы, и философы-стоики. Во всех легендах о Золотом веке – безубойная пища и, как следствие – понимание языка зверей.
    Человек анатомически и физиологически является существом плодоядным, а не плотоядным. Знаменитый шведский естествоиспытатель Карл Линней утверждал: «Внешнее и внутреннее строение человеческого тела, сравниваемое с другими животными, доказывает, что фрукты, сочные растения и овощи составляют естественную пищу человека».
    Действительно, наши анатомические данные: зубы, челюсти и пищеварительная система более склонны к вегетарианской диете. Потому-то основатель палеонтологии Жорж Кювье в своём труде по сравнительной анатомии и систематике поместил человека в тот класс животных, которые питаются плодами.
    Генри Торо в своём бессмертном творении «Уолден, или жизнь в Лесу» пишет: «Один фермер говорит мне: «Нельзя питаться одной растительной пищей, из чего тогда образоваться костям?», — и вот он посвещает часть своего дня тому, что благоговейно снабжает свой организм сырьём для построения костей; а сам, между тем, шагает за плугом, за своими быками, которые хоть и вскормлены растительной пищей, а тащат через все препятствия и его, и его тяжёлый плуг».
    Великий Поэт-Бунтарь-Язычник Перси Биши Шелли в «Триумфе Жизни» говорит: «Сравнительная анатомия учит нас, что человек похож на плодоядных животных во всём, а на плотоядных – ни в чём; он ведь не имеет клыков, чтобы хватать свою жертву, ни отличительных, заострённых зубов, чтобы разрывать живые волокна. Пусть защитник мясной пищи, как это советует Плутарх, разорвёт своими зубами живого ягнёнка и, погружая свою голову в его внутренности, утолит жажду дымящейся кровью… Тогда, и только тогда он будет последователен».
    Наши очень далёкие предки были, как правило, вегетарианцами. Причины столь противоестественной и безнравственной пищевой перестройки, как переход к мясоедству, плохо выяснены и требуют основательного изучения.
    6. Даже «обычная» молния для науки полна загадок. Что уж говорить о феномене шаровой молнии, которая для учёных – вообще почти сплошное «белое пятно».
    Кто она? Гостья из IV измерения? Сгусток эфирной субстанции? Посланница иной, плазменной формы Жизни? Наводит на размышления её по-своему осмысленное поведение, избирательное физическое и психологическое воздействие на людей.

    Доброслав

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s